Главная » Публикации

Небесный свет Степана Короткова

«Не старайся изгнать из себя то зло, которое в тебе есть. Лучше открывай двери, чтобы впустить свет. А свет — это Христос. Тогда все то темное, что живет в тебе, уйдет само», - поучал преподобный Порфирий Кавсокаливит. 

Как часто в жизни мы находим различные поводы для недовольства, обиды, зависти, отчаяния… Душа омрачается страстями… Но вот чья-то добрая улыбка, участливое слово, как по мановению волшебной палочки, возвращают нас в состояние радости и умиротворения. 

Картины Степана Федоровича Короткова, будто специально созданы для того, чтобы настроить человека на размышления о высоком и вечном, о добром и светлом, видимо, недаром на его полотнах так много света. 
Этот год стал юбилейным для художника. В мае в Мордовском республиканском музее изобразительных искусств им. С. Д. Эрьзи прошла его персональная выставка под названием «Светлый образ». В нее вошли картины: «Скорбь Богоматери», триптих «Спас нерукотворный», «Апостол Павел», «Архангел Михаил», «Богоматерь Казанская, молящаяся о России», триптих «Восстановление иконы», «Ангел» и другие. Большие полотна писались с маленьких деревянных иконок, причем малоизвестных. Так, Архангел Михаил у Короткова изображен на коне, а не с крыльями и копьем как на большинстве икон. За основу картины «Спас нерукотворный» Степан Федорович взял одноименную икону Николая Рублева. Но дополнил ее в своем стиле – добавил окно с потоками света. Вытянутое окно со множеством рам, утопающее в свете невольно рождает новый образ – светящуюся лестницу в небо. На картинах с апостолом Павлом и Архангелом Михаилом также окна с лучами света. Вместе полотна составляют триптих. А свет в разных местах картин создает впечатление, будто это иконы, висящие под куполом храма. 
Художник, окрыленный вдохновением, создает полотна, сам точно не понимая, какой эмоциональный и информационный посыл он передает зрителям. И каждый находит в его картинах свои разгадки, ибо мир полон тайн, а увидеть что-то за гранью обыденности способна каждая человеческая душа. 
Пионерское детство и комсомольская юность были в судьбе Степана Федоровича так же неизбежны, как для миллионов советских ребят. Но верующий человек в советское время воспринимался неоднозначно. Бабушки, конечно, как ходили в церковь, так и продолжали ходить, а вот молодые головы были свернуты напрочь. Всю красоту православия Степан Коротков впитал от своей бабушки Аграфены Антоновны. Это она повела маленького внука на первое в его жизни причастие. Было это в церкви села Пичуры Пензенской области. Он помнит, как захмелел с кагора, а бабушка, видя, что мальчик устал, послала его погулять возле церкви. 
«Бабушка была очень восприимчивой натурой, - вспоминает художник. – Иногда она могла замереть перед окном и сказать: «Посмотри, какое утро! Как солнышко светит на Пасху!» И я заметил, что на каждую Пасху обязательно светит солнце». 
Однажды, возвращаясь из Венгрии, где проходила выставка, художники из-за поломки автобуса остановились в Липецке. В центре города напротив горкома партии стоял большой старинный храм, с широкой лестницей и высокими ступенями. Поднимаясь в храм, Степан Федорович невольно перекрестился. И что-то внутри изменилось… 
В прошлом году протоиерей Виктор Зимин обвенчал Степана и Елену Коротковых. Путь к Богу был трудным и долгим… Отец Виктор стал для Степана Федоровича еще и лучшим советчиком в творчестве. 
Кто бы мог предположить, что молодой художник Степан Коротков, начинающий, как пейзажист, обратится к древнерусской иконописи. Вот уж поистине неисповедимы пути Господни. «Где человек живет, там и черпает, - говорит он. 
Коротков выбрал для творчества не академический стиль иконописи, широко распространенный в 19 веке, а рублевский - обнаженный, плоскостной, где по выражению художника, есть только Дух.


Видеоматериалы

Наши материалы