« Июнь 2017 »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
  

 

Преподобномученик Михаил (Жук)

Преподобномученик Михаил (Жук)

 

Родился 18 сентября 1872 г. в с. Монастырск, Равва-Русского уезда Львовской губернии, Австро-Венгрии (ныне – в составе Украины).

Отец вел крестьянское хозяйство. С детства у Михаила проявилась тяга к знанию. В 1887 году окончил гимназию, но постоянно продолжал работать над своим образованием, читал книги научного и религиозного содержания. С 16 лет служил псаломщиком при церкви деревни Смолино Равво-Русского уезда Львовской губернии. Несколько позже у него появился свой дом, и Михаилу пришлось заниматься ещё и работами на земле. Рано овдовел.

Во время 1-ой мировой войны с осени 1914 г. по лето 1915 г. населенные пункты Львовской губернии были заняты русскими войсками. В 1915 году в числе группы беженцев Михаил Жук попал в Россию, в том же году стал жителем Мордовского края. Сначала попал в г. Краснослободск, затем переехал в с. Аксел Темниковского района. Он подал заявление Архиерею с просьбой определить его в какой-либо монастырь. Учитывая то, что прежде на своей родине Михаил был псаломщиком, его направили в Краснослободский Спасо-Преображенский монастырь, где он прожил до 1924 года. В 1926 году его постригли во иеромонаха. С 1926 по 1932 годы он служил в селах Сивинь, Новое Синдрово, Новое Девичье, Старое Зубарево.

В 1930 году отца Михаила (Жука) арестовали, как он сам рассказывал, за то, что «оставил в церкви на ночь огонь».

Как любой живой человек отец Михаил стремился к общению с людьми, но словно кто-то невидимый подстерегал его и сдерживал. В феврале 1932 года органы ОГПУ вновь его арестовали. По этому поводу он на одном из допросов сказал: «и <> за что арестовали, не знаю». Еще более удивительным ему показалось, что отпустили без объяснений в марте того же года.

Он присматривался к жизни тех, кто чувствовал себя строителем «нового колхозного строя», и тех, кто не находил себе места в этом «строительстве». Отец Михаил верил, что никто не обладает монополией на доброту, щедрость, справедливость, помилование или наказание ... Одному Богу все подвластно. Когда полуголодным колхозникам обещали «светлое будущее», он чувствовал, что, как в любом расплывчатом обещании, и в этом – была доля лжи. И ложь эта кровоточила...

Шли годы, а монахи закрытых большевиками монастырей и священники, потерявшие приходы, по-прежнему встречались. Нетрудно предположить, о чем они могли говорить между собой. Конечно, о том, что тревожило, волновало…

Однажды в 1933 году в г. Краснослободске на квартире священника Соколова отец Михаил (Жук) обратился к собравшимся: «Все священники и иеромонахи боятся, что советская власть будет расстреливать нас как классовых врагов. Что мы от этого теряем?» Когда же стали говорить о том, что ждет всех впереди, отец Михаил высказал свое мнение: «Если дело советской власти правое, то оно расцветет, а если оно будет не право, оно, как здание на песке, при первой буре рассыпится».

23 июля 1937 года в Краснослободском РО НКВД было принято постановление «привлечь Жука Михаила Григорьевича в качестве обвиняемого по ст. 58-10 УК РСФСР».

В обвинительном заключении встречи и разговоры в доме священника Соколова были названы «систематическими собраниями группы служителей религиозного культа», на которых «прорабатывали методы агитации среди верующих против советской власти, всячески делали попытки к дискредитации вождей коммунистической партии».

На допросах он отрицал свою принадлежность к какой-либо группе, от веры не отрекся.

На заседании «тройки» при НКВД МАССР от 11 августа 1937 года постановили: «Жука Михаила Григорьевича – расстрелять». Приговор привели в исполнение 17 августа 1937 года в 24 часа.

Реабилитирован 23 ноября 1989 года.

 

Преподобномучениче Михаиле, моли Бога о нас!